Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:02 

Королевские идиллии

дашустрик
Название: Королевские идиллии
Автор: marginaliana
Ссылка на оригинал: здесь
Переводчик: дашустрик
Бета: Чёртова Сова
Пейринг/Персонажи: Гарри/Эггси
Другие персонажи: сестра Эггси, Мерлин, Рокси Мортон, рыцари, мистер Пиклз
Рейтинг: PG-13
Дополнительные авторские теги: АУ, артурианская мифология, сверхъестественные элементы, квесты, Ли не был в Кингсмен
Краткое содержание. Эггси Анвин - респектабельный парень, который работает в автомастерской и воспитывает сестру после того, как его мать и Дин погибли во время беспорядков, вызванных сим-картами, несколько лет назад. В день, когда он отвёл четырехлетнюю Дейзи на средневековую ярмарку, у него началась новая жизнь и квест найти то, что было давно потеряно.
Также выкладывается на ао3 здесь

Глава 1

К тому времени, как они увидели вывеску, рекламирующую меч в камне, Эггси готов был умереть от усталости.

Они с Дейзи провели на ярмарке весь день. Она была так рада, что проснулась до рассвета, поэтому они сели в ранний поезд и были на месте как раз к открытию. В течение дня они видели больше, чем он мог себе представить: бродячих музыкантов; рыцарей в сияющих доспехах, сражающихся верхом; пары и группы танцоров, кружащихся вокруг друг друга; красивых женщин в замысловатых платьях, красивых мужчин в лосинах, от которых у Эггси глаза на лоб лезли; лучников; прядильщиков; художников; жонглеров (трое из них жонглировали огнём, Эггси даже захотел попробовать, будет чем удивить ребят за пятничной пинтой в “Чёрном принце”, возможность удивить друзей была теперь единственным его развлечением). Разнообразие было бесконечным, почти чересчур, тут было так много всего, что пару раз он желал оказаться дома, но у него в руке была тёплая ладошка Дейзи, широкая радостная улыбка не сходила с её лица, и этого было достаточно, чтобы он остался.

Всё дело было в том, что он очень сильно любил её. Насколько Эггси мог судить, Дин Бейкер сделал два хороших поступка за свою жизнь: 1) произвёл на свет Дейзи и 2) откинул копыта (с примерно ещё шестью миллионами людей), когда несколько лет назад произошла вся та катавасия с сим-картами. Он тогда потерял и мать, и ему пришлось воспитывать Дейзи самому… но хоть он и скучал по матери и иногда представлял себе более гламурную жизнь, чем работа в гараже и игры в чаепитие дважды в неделю, он не жалел, что всё сложилось именно так. Дейзи была всем.

- Эггси, смотри, - сказала она, вырывая его из мыслей. Он едва успел проследить за её вытянутым пальцем, как она уже потащила его в направлении шатра.

Над входом была растянута вывеска со словами “Меч в камне”, а под ними шрифтом помельче “Вы можете оказаться избранным!”. Выглядела она впечатляюще, будто была сделана профессионалом, а не каким-то парнем на коленке в сарае, да и сам шатёр был из какой-то мягкой фиолетовой ткани, которая переливалась, развеваясь на ветру. Ещё лучше было то, что вдоль дорожки для очереди стояли скамейки, и Эггси с облегчением сел. Дейзи всё болтала, пока он пытался дать ногам отдохнуть.

К тому времени, как подошла их очередь, Дейзи успешно доказала, что знает абсолютно все диснеевские песни. Ярмарка подходила к концу, никто больше не присоединился к очереди за ними, и Эггси заметил идущих к выходу людей, когда поднялся со скамейки и вошёл в шатёр.

Внутри было двое: лысый мужчина в длинной мантии глубокого фиолетового цвета, даже темнее, чем ткань шатра, и рыцарь в сияющих доспехах, но без шлема, её волосы были забраны в хвост.

Это была не первая женщина-рыцарь, которую они встретили сегодня, но все остальные были верхом, сражались или устраивали показательные выступления. Увидев её, Дейзи резко остановилась на середине песни безумной мадам Мим.

- Девочка-рыцарь! - заверещала она и отпустила руку Эггси, чтобы подбежать к ней, Эггси бросился следом, но он устал и с трудом волочил ноги, и прежде чем он смог остановить сестру, та уже обнимала девушку за ноги.

- Всё в порядке, - сказала ему девушка и обратилась к Дейзи. - Ты хочешь стать рыцарем, милая? Думаю, у тебя получится. Ты выглядишь очень сильной. Спорим, ты сможешь поднять своего отца.

Дейзи захихикала:

- Это мой брат, - сказала она. - И я не могу поднять его. Он весит мильярд тонн!

- Ну, спасибо, - пробубнил Эггси себе под нос. Лысый мужчина усмехнулся.

- Может, когда подрастёшь, - сказала рыцарь. - Как тебя зовут, милая?

- Дейзи.

- У нас ещё никогда не было рыцаря по имени Дейзи, возможно, ты станешь первой, - сказала рыцарь. - Хочешь попробовать вытащить меч?

Эггси почти забыл о мече. Когда он развернулся посмотреть на него, то понял, что он гораздо менее эффектный, чем можно было представить: сам меч был цвета потускневшего серебра, и хоть на рукояти и была резьба, она стёрлась со временем. Он выглядел как меч, которым кто-то когда-то пользовался. На камень тоже нечего было особо смотреть: это был, собственно, обычный булыжник, близкий по цвету к цементу. Но всё же меч был длиннее Дейзи, и Эггси с опаской смотрел, как она подняла руки над головой, схватилась за рукоять и потянула.

Ничего не произошло. Эггси не был уверен, чего он ожидал, но всё же выдохнул с облегчением, и попытался скрыть смех, когда Дейзи нахмурилась, застонала и попыталась дёрнуть сильнее.

- Дейзи, родная, - сказал он, - не думаю , что… - он замолчал, когда она сдалась, уперев руки в бока и глядя на меч, будто это был непослушный щенок.

- Дурацкий меч, - сказала она.

- Знаешь, родная, мне кажется “сэр Дейзи” звучало бы глупо, - сказал Эггси.

Дейзи покосилась на него и проигнорировала замечание:

- Теперь ты пробуй, - твёрдо сказала она.

- О, - сказал Эггси, а затем, - конечно, конечно.

Он преодолел три шага, разделявшие его и меч, опустил ладонь на рукоять и потянул, готовясь драматично разыграть поражение…

С вызывающим звоном меч легко вышел из камня.



Глава 2

- Ты издеваешься? - спросил Эггси.

Они сидели в небольшом трейлере за шатром, который внутри был шикарнее некуда. В дальнем конце рыцарь показывала Дейзи приёмы самообороны, выглядело это очаровательно, и Эггси бы наслаждался зрелищем, если бы лысый мужчина (он называл себя Мерлином, ради всего святого) не провёл последние десять минут, рассказывая ему неправдоподобную сказку о рыцарях, шпионах и магических артефактах, передаваемых из поколения в поколение.

- Сынок, я не шутил дольше, чем ты живёшь на свете, - сухо сказал Мерлин, и, когда Эггси закатил глаза, добавил, - уверяю тебя, я совершенно серьёзен.

- Ты хочешь сказать, что король Артур реально существовал, и все остальные рыцари тоже, и вся эта… - Эггси помахал рукой, - … эта магическая хрень?

Мерлин сжал переносицу:

- Именно.

Вся эта идея была до смешного нелепой. И всё же… и всё же меч напевал под его ладонью. В шатре он выглядел неважно, будто годы пролежал забытый под брезентом в углу сарая. Но когда он коснулся его, меч начал сиять холодным светом. Даже в жёлтом свете ламп трейлера он отсвечивал белым. Он ощущал покалывание в обхватившей рукоять ладони, и кто-то без слов шептал ему в ухо, не похоже ни на мелодию ни на песню.

- Ладно, - наконец, сказал Эггси. - Допустим на минуту, что я тебе верю. Ты состоишь в секретной организации, которая берёт начало от короля Артура, вы регулярно спасаете мир, и у вас есть разные сверхъестественные безделушки, чтобы облегчить работу. Отлично. Молодцы. А я тут причём?

- Ты вытащил меч из камня, парень, - сказал Мерлин. - Разве это не очевидно?

У Эггси отвисла челюсть:

- Да не может быть, что ты хочешь, чтоб я стал Артуром!

- Экскалибур хочет, - сказал Мерлин.

- О да, - сказал Эггси, - меч этого хочет. Ну, блин, конечно.

- Понимаю, это может шокировать, - начал Мерлин.

- А что ты скажешь дальше, что чёртов Святой Грааль хочет, чтоб я стал во главе Манчестер Юнайтед?

Что-то горькое мелькнуло на лице Мерлина.

- Грааль пропал в тысяча девятьсот девяносто четвёртом, - сказал он резко. - Иначе я предложил бы спросить у него лично.

- Ладно, это предполагалось как сарказм, - сказал Эггси. - Я ж не думал, что у вас есть чёртов настоящий Святой Грааль, с какого чёрта? - он провёл рукой по волосам.

Мерлин ничего не ответил, возможно догадываясь, что Эггси был не готов для ещё каких-нибудь откровений.

- Почему я? - наконец сказал Эггси. - В смысле, у меня есть работа, я не какой-то там тунеядец, но я совсем не особенный.

- Честно, парень? Не знаю. Не думаю, что хоть кто-то знает. Меч… - Мерлин пожал плечами. - Это всё меч. Он выбирает, как ему захочется. Ни один из предыдущих Артуров не оставил записей почему.

- И он ни разу не ошибся? Не выбрал не того?

- Нет, - сказал Мерлин, но было в его глазах что-то, от чего Эггси решил, что вопрос ему неприятен. Прежде чем он смог надавить, Мерлин быстро сказал. - Послушай, уже поздно. Иди домой и подумай обо всём. Завтра я покажу тебе базу, представлю остальным рыцарям и отвечу на все вопросы.

Эггси колебался.

- Ладно, - наконец, сказал он. Это был дурдом, совершеннейший дурдом, но, надо признать, ему было интересно. Особенно, если эта шпионская организация существовала на самом деле. - Мне надо будет работать, но могу прийти после шести, если можно взять с собой Дейзи, - он встал и протянул меч, но Мерлин покачал головой.

- Он теперь твой, - сказал он. - Никому другому в руки не дастся, - он открыл ящик и достал длинный кусок кожи, спустя мгновение Эггси понял, что это ножны.

- Я не собираюсь выглядеть как псих, отправляясь домой на поезде с этим, - сказал он, но прицепил ножны к ремню и спрятал меч. Как только он перестал касаться его, неразборчивый шёпот на краю сознания стал настолько тихим, что услышать его можно было только сосредоточившись.

- Вот адрес, - сказал Мерлин, протягивая ему бумагу и хлопая по спине другой рукой. Эггси, не глядя, сунул её в карман.

- Давай, Дейзи, - сказал он, - пора идти, милая.

Дейзи похныкала немного, но прекратила молотить кулаками воздух и послушно подошла к нему.

- Можно мисс Рокси меня завтра ещё поучит? - сказала она.

Рыцарь поймала его взгляд.

- Это моё настоящее имя, - сказала она. - Рокси. И я с радостью покажу ей ещё что-нибудь, если ты не против.

- Наверное, ей будет полезно научиться защищать себя, - разрешил Эггси. - Завтра посмотрим, - они пожелали Рокси и Мерлину хорошего вечера и вышли из трейлера в тёплые летние сумерки.

Эггси позволил Дейзи трещать без умолку, пока они шли до станции, издавая какие-то нечленораздельные звуки, когда требовалось, но в основном он старался найти смысл хоть в чём-то, что произошло с ним за последние полтора часа. Когда они заняли места в поезде, Дейзи тут же заснула, и он остался один на один со своими мыслями, что должно было ощущаться как облегчение, но на самом деле им не было.

Спустя час они были дома, Дейзи всё ещё спала, и Эггси занёс её на руках (прижимая к боку, на котором не висел огромный меч), уложил в постель и, переодевшись в пижаму, упал на свою кровать.

К тому моменту, как он закрыл глаза, ответы у него так и не появились.

----

Трава под ногами мягко шуршала. Впереди возвышался круг стоячих камней, побитых временем и бледных в утреннем свете. Они выглядели внушительно, хотя один камень и упал в круг. Над головой небо было чистое и пустое, солнце слабо грело Эггси, едва поднимаясь над горизонтом. Он повернулся вокруг, но увидел только поля, простиравшиеся бесконечно во всех направлениях. Когда он остановился, вокруг сомкнулась тишина настолько плотная, что сама казалась звуком.

А потом, внезапно, тишину разбило мягкое “гав”. Эггси опустил взгляд на небольшую собаку, вылетевшую между двух камней.

Эггси опустился на колени и протянул руку, чтобы собака могла его обнюхать.

- Привет, малыш, - сказал он. Он почесал пса за ушами и опустил руку к ошейнику, скрытому лохматой шерстью, нашёл брелок. - Мистер Пиклз, - прочитал он и усмехнулся.

Пёс ещё раз гавкнул, лизнул его руку, развернулся и потрусил назад к камням. За неимением другого занятия Эггси пошёл за ним, но, зайдя в круг, чуть не споткнулся, заметив, что там был кто-то ещё.

- Ого, прости, приятель, - сказал он, но мужчина, стоявший там, не шевельнулся, даже не повернул головы и не опустил рук, протянутых вперед, и спустя мгновение Эггси понял, что это не потому, что мужчина игнорировал его специально, он просто… замер. Будто он был ещё одним камнем, но вырезанным в форме человека.

Эггси обошёл его, чтобы рассмотреть получше. Мужчина был одет в элегантный, хоть и неуместный здесь, серый костюм в тонкую полоску, Эггси не много знал о костюмах, но понял, что этот должен был стоить больше, чем его месячная зарплата в мастерской. На мужчине он смотрелся естественно, стильно, и при этом удобно. Но что по-настоящему привлекло внимание Эггси, так это его лицо: темно-карие глаза были полны страдания, а брови сведены в выражении такой боли, что Эггси чуть не отшатнулся. Если бы мужчина улыбался, он несомненно выглядел бы привлекательно, с ямочкой на подбородке и вьющимися посеребрёнными на висках волосами, они даже, казалось, сияли. А так Эггси поймал себя на мысли, что хочет разгладить морщины у него на лбу, заставить плечи расслабиться.

- Гав, - снова подал голос мистер Пиклз.

Глянув вниз, Эггси обнаружил, что собака лежала на туфлях мужчины, грустно тычась носом в левую.

- Да, - он и не заметил, что ответил.

- Да, - он поколебался с минуту, а затем поднял руку, задумавшись, а будет ли этот мужчина холодным на ощупь.

Но прежде чем он смог его коснуться, Эггси проснулся в собственной кровати в темноте, моргая на покрытый тенями потолок. “Хм, странно,” - подумал он. Но этот сон набрал так мало баллов по шкале “Странной хрени, которая произошла с Эггси за последние сутки”, что спустя минуту он перевернулся и тут же уснул снова.

----

Был понедельник, поэтому Эггси отвёл Дейзи в детсад, а сам отправился на работу. Сложно было сосредоточиться на смене масла и диагностике, ведь меч всё шептал, даже завёрнутый в старую толстовку и засунутый в рюкзак, который Эггси оставил висеть на крючке на двери в кабинет.

Он провёл обеденный перерыв за чтением с телефона статей о короле Артуре и его рыцарях в Википедии. Эггси сомневался, но и был заинтригован. Всё дело было в мысли о том, чтобы стать частью чего-то важного, чего-то хорошего, его служба в морской пехоте была продиктована тем же желанием, хоть в конце концов ему и пришлось всё оставить, когда мать рассказала ему, что беременна, и умоляла вернуться домой. Он вернулся, потому что слишком хорошо знал Дина, чтобы оставить его наедине с беременной женщиной или ребёнком, он был обижен на мать за неосторожность и на ребёнка только за то, что тот существовал, ровно до того момента, как впервые увидел Дейзи… а потом он пропал.

Всё, что он делал после, он делал для неё: нашёл работу, сдерживал свой характер перед Дином и его бандой прихлебал, терпел всё уменьшающийся интерес к малышке со стороны матери, а потом, после беспорядков, вызванных сим-картами, стал её единственным родителем, нашёл ей садик, организовывал визиты к врачу и игры с другими детьми, стал меньше времени проводить с друзьями, меньше пить.

Он говорил себе, что ему достаточно было заботиться о ней. Если он мог сделать это - воспитать её правильно - он мог бы считать, что сделал что-то хорошее для этого мира.

В основном он даже верил в это. Но теперь, когда ему предложили стать шпионом, буквально рыцарем круглого стола… шанс спасти мир.

Да, он хотел этого. Возможно, даже больше, чем следовало.

----

После работы Эггси забрал Дейзи из сада, они быстро поужинали и отправились по адресу, который дал Мерлин. Карта в телефоне привела Эггси к высококлассному ателье на Сэвил Роу, и он тихо присвистнул при виде шикарных костюмов в витрине. Но он зашёл уже так далеко, и, потратив минутку на то, чтобы набраться смелости, открыл дверь перед Дейзи, держа её за руку, чтобы она не начала трогать всё вокруг подозрительно липкими пальцами.

Внутри ателье было ещё более впечатляющим, чем казалось снаружи, столько же разнообразия, сколько они заметили на ярмарке, хоть и другого рода. Если бы у него не было дел поважнее (и если бы он не чувствовал себя не в своей тарелке), Эггси постоял бы тут какое-то время, впитывая всё вокруг, проводя рукой по разным тканям, чтобы узнать, какие они на ощупь.

Его руки, наверное, были такие же липкие, как и у Дейзи.

Эггси представился мужчине за стойкой. Мерлин появился мгновение спустя (к счастью, не в сумасшедшей фиолетовой мантии, а в свитере и брюках) и пригласил их в, судя по виду, примерочную. Закрыв за ними дверь, он прижал руку к углу зеркала, и вся комната поплыла вниз как лифт.

- Ого! - воскликнула Дейзи. Мерлин поймал взгляд Эггси и самодовольно приподнял бровь, Эггси лишь кивнул в ответ, впечатлённый против воли.

Лифт доставил их в подземный коридор, здесь было несколько комнат, которые Эггси очень хотелось бы изучить, но Мерлин провёл их до конца в зал ожидания, который оказался миниатюрной железнодорожной станцией с вагоном на четверых. Всё это место так и кричало о деньгах, и Эггси поплотнее закутался в куртку из секондхенда и поправил поношенные штаны. Экскалибур всё ещё был спрятан в рюкзак, но здесь его шёпот казался чуть громче, чем в гараже, будто что-то в этом месте усиливало его.

Мерлин сообщил, что поездка займёт около сорока пяти минут, поэтому Эггси достал для Дейзи книгу раскрасок. Когда она, наконец, принялась счастливо рисовать, Эггси откинулся на сиденье и сказал:

- Ладно. Я подумал, и, признаться честно, всё ещё не уверен насчёт всего этого. Расскажи подробнее, чем вы занимаетесь. А не обо всей этой мистической ху… эм, ерунде, - он быстро глянул на Дейзи, но она была поглощена выбором карандаша, и было не похоже, что заметила его оговорку. - Чем конкретно вы занимаетесь?

- Справедливый вопрос, - сказал Мерлин. Он поколебался минуту и начал. - По традиции мы занимаемся необычными преступлениям. Не уличными преступлениями и даже не ограблениями банков, а такими преступлениями, которые большинство даже не замечает. Мы занимаемся верхушкой. Это могут быть наркотики, оружие, финансы. Это может быть… что-то ещё неприглядное.

Эггси кивнул, чтобы показать, что понял намёк и что благодарен Мерлину за то, что тот не забывал о присутствии Дейзи.

- Иногда мы сталкиваемся с кем-то, кто изобрёл новые технологии, но не желает использовать их с умом.

“Сумасшедшие гении”, - мысленно перевёл Эггси.

- В таком случае мы помогаем им сделать правильный выбор или конфискуем технологии. Или и то и другое.

“Что, полагаю, должно значить: мы их бьём, пока не прекратят”.

- На самом деле, - сказал Мерлин, - варианты бесконечны. Всё зависит от ситуации.

- А что конкретно делает Артур? Мне часто придётся пользоваться мечом?

- Не обязательно. Артур… - Мерлин задумался, - твой предшественник предпочитал дипломатию действию.

- Если это - то, что вы ищете, ты не к тому обратился, приятель, - сказал Эггси.

- Нам нужно, чтобы ты был собой, - твёрдо сказал Мерлин. - Во многих отношениях эта работа будет такой, какой ты её сделаешь: работать в поле или нет, самому следить за деталями или перепоручить, кому посчитаешь нужным. Что нам действительно нужно, так это лидер. Кто-то, кто будет расставлять приоритеты, выбирать, какие задания возьмём мы, а какие оставим другим, решать на что тратить наши деньги и время.

Эггси неловко оттянул воротник.

- Ты так говоришь, будто всё дело тут во… власти.

- Именно, парень, - сказал Мерлин. - Так и есть. И не хотелось бы тебе иметь такую власть?

Десять лет назад он бы из штанов выпрыгивал, так спешил бы согласиться. Но теперь? Проведя четыре года в роли единственного, на кого могла положиться Дейзи?

- Не знаю, - сказал он, - я честно не знаю

- Может поэтому экскалибур выбрал тебя, - тихо сказал Мерлин.

----

Эггси задумался об этом ненадолго, а потом попросил Мерлина привести пример работы Кингсмен, что-нибудь захватывающее. Мерлин согласился и рассказал о том, как рыцарь по имени Гавейн пробрался в музей под видом гостя благотворительного приёма, конец поездки прошёл приятно.

Когда они прибыли в огромный особняк, который был переделан под секретную базу, ради всего святого, оказалось, Мерлин уже распорядился, чтобы кто-то мог на время присмотреть за Дейзи. Эггси ощетинился от такой самодеятельности, но пришлось признать, что это была хорошая идея. Если они собирались говорить начистоту о том, что входило в область деятельности секретной шпионской организации, то присутствие детских ушей было бы лишним. Он подверг женщину, Илейн, короткому, но тщательному допросу, и позволил Дейзи сделать то же самое, прежде чем разрешил им уйти вдвоём. Он ожидал, что Дейзи закатит истерику, ей не нравилось, когда ей говорили, что нельзя пойти с братом, и ему было проще взять её с собой, чем спорить.

Но, похоже, шанса увидеть, где работала мисс Рокси и, возможно, даже примерить собственные доспехи (Эггси не знал умудрились ли они сделать доспехи подходящего для четырехлетки размера за сутки или у них уже были готовые, да и не хотел знать) было достаточно, чтобы она согласилась. Она попрощалась с Эггси легкомысленным “ну всё, пока!” и потащила мисс Илейн к двери, даже не оглянувшись.

Эггси покачал головой и развернулся, чтобы последовать за Мерлином по другому коридору. В конце их ждала внушительная дубовая дверь. Мерлин открыл её, и Эггси зашёл следом, но тут же остановился как вкопанный.

Такие комнаты он видел только в кино: деревянные панели, мягкий ковёр, на стенах висят портреты старых мужиков. В центре комнаты стоял длинный, отполированный до блеска стол, за которым сидели мужчины в костюмах. Кто-то высокий, кто-то низкий, но все они были хорошо сложены и держали спины настолько же ровно, как спинки стульев, на которых сидели. Единственной женщиной была Ланселот, третья слева, но и она была одета в костюм и сидела как по стойке смирно. Будто они даже не разговаривали, а сидели в тишине и ждали его.

У Эггси сердце забилось чаще, когда Мерлин указал на стул во главе стола.

- Я ещё не согласился, - сказал он.

- Да, мы знаем, - сказал Мерлин с ноткой раздражения. - Это стул, а не контракт. Я лишь хочу представить тебя.

С некоторым опасением Эггси сел. Ланселот, Рокси, старалась подбодрить его взглядом, некоторые другие выглядели не очень счастливо, но он не мог понять, было это вызвано его словами или тем, кем он был. Чем он был.

- Это агенты Кингсмен, - сказал Мерлин, занимая место справа от него. - Персиваль. Гавейн. С Ланселотом ты уже встречался, - он указывал на каждого, кого называл. - Ламорак. Борс. Кей. Гарет. Бедивер. Тристан. Герайнт. Карадок. Эктор. Пеллеас.

Эггси нахмурился:

- А Галахад? - спросил он. Его спешные исследования были бесполезны по отношению к специфике Кингсмен, но у него хотя бы была какая-то основа, чтобы знать чего ожидать в связи с мифологией. Из общепринятых рыцарей Галахад казался самым крутым, Эггси даже не терпелось встретиться с тем, кто носил это имя.

Температура в комнате, казалось, упала ещё ниже.

- Он мёртв, - кратко сказал Мерлин и добавил более мягко, - мы должны будем найти подходящего кандидата на это место, но не можем сделать этого без Артура.

- Простите, - сказал Эггси.

- Всё в порядке, - сказал Мерлин, хотя было ясно, что ничего не в порядке, - ты не знал, - он откашлялся. - Джентльмены, леди, мистер Эггси Анвин.

Эггси не думал, что его когда-нибудь раньше вот так объявляли, если не считать редких выкриков типа “эй, гляньте, кого принесло, это ж Эггси, хренов, Анвин”. Он не был уверен, что ему понравилось. Но всё же он слегка кивнул собравшимся.

- Я рассказал тебе кое-что из истории организации, Эггси, - продолжил Мерлин. - И мы поговорили о том, что, как я думаю, ты можешь сделать для нас. А теперь я хочу поговорить о том, что мы можем сделать для тебя.

- Ладно, - сказал Эггси осторожно. Несколько джентльменов подались вперёд, что вызывало опасения. Эггси откинулся на собственном стуле, большинство поняли намёк, и остался только второй справа, Борс, которому явно поручили начать разговор.

- У тебя будет шанс продолжить обучение, - сказал он, - настоящее обучение, а не школьное. Новые навыки. Некоторые у тебя уже есть, но мы отточим их.

- Например? - сказал Эггси.

- Ты уже умеешь драться, - сказал Борс, - более того, ты умеешь правильно двигаться.

- Ты говоришь так, будто мне придётся до фига танцевать, приятель, - он видел как Герайнт и Бедивер обменялись взглядами, возможно, это означало, что он недалёк от правды. - Что ещё?

- У тебя будет возможность завести знакомства с важными людьми, - сказал Ламорак.

“Напыщенные мудаки,” - одними губами сказала Рокси из-за его плеча, и Эггси едва сдержал смех.

- Неинтересно, - сказал он, - следующий.

- Сможешь устраивать взрывы, - сказал Бедивер.

- Заманчиво, - согласился Эггси. - Или я могу съездить в субботу в Эссекс, если будет желание и лишняя десятка.

- Сможешь помогать людям, - сказала Рокси. Усмешка сошла с лица Эггси. - Спасать жизни. Останавливать убийц и террористов, и всех тех наверху, кто, не задумываясь, топчет тех, кто внизу. Миру нужны люди, которые могут сделать что-то с этим дерьмом, ты мог бы быть одним из этих людей.

Она позволила ему задуматься об этом, все они будто разом задержали дыхание. И когда он открыл было рот, чтобы ответить, заговорил Мерлин:

- Конечно же для Дейзи тоже есть плюсы, - Эггси невольно захлопнул рот. - Лучшие школы, - продолжил Мерлин, - меньшие классы, лучшая программа занятий после уроков. У нас в штате будут отличные няни, люди, с которыми она сможет дружить. Репетиторы, если понадобятся. Безопасное жильё, где она сможет гулять на улице. И, если с тобой что-то произойдёт, о ней позаботятся до конца её жизни, - это явно был его козырь.

Но это не значило, что он не сработает.

- А, чтоб тебя, - сказал Эггси без запала. Он покачал головой, вдохнул поглубже, - ладно, ваша взяла. Я согласен.



Глава 3

Конечно же они хотели, чтобы он начал немедленно, но приближалось время Дейзи ложиться спать, и Эггси уговорил их, что начнёт на следующий день. После того, как разберётся с детским садом и уволится из мастерской.

- Мы можем уладить всё за тебя, - сказал Герайнт.

- Ты явно никогда не имел дела с детсадовским воспитателем, который точит на тебя зуб, - сказал Эггси. - И если ты думаешь, что я без предупреждения свалю из мастерской, то ты с ума сошёл, чувак. Слушайте, вы ставите меня за главного, так? Такая ведь идея?

Им пришлось признать, что всё так, Эггси видел, что Борсу это всё не нравилось в особенности.

- Так я говорю: давайте подождём до завтра. После обеда. Я буду даже красивее, если посплю лишний час-два, клянусь.

По крайней мере он смог вызвать улыбку у некоторых.

Рокси проводила его до поезда, пока они шли вдвоём, она молчала, а когда забрали Дейзи из импровизированного детсада, то всецело посвятила себя её вопросам. Эггси уже мог признать, что она ему нравится, но был рад, что она оставила их у дверей. И так они с Дейзи оказались в поезде одни, и он мог посадить её к себе на колени, зарыться лицом в волосы и дышать её запахом несколько минут.

- Ты хорошо провела сегодня время, родная? - наконец спросил он.

- Да, - просто ответила она. В её голосе едва слышалось раздражение, будто ответ был очевиден.

- Тебе бы хотелось жить в месте, похожем на это? У тебя была бы комната, как дома, и все твои игрушки и плюшевые звери, но это всё было бы в новом месте. И ты бы ходила в новый садик. Нашла бы новых друзей.

Она надолго задумалась.

- А мисс Рокси там будет? И мисс Илейн?

Эггси по привычке заколебался, пытаясь понять, мог ли он пообещать такое. А потом понял, что беспокоиться не о чем. Он мог просто… сделать это.

- Да, - сказал он. - Они там тоже будут.

- Тогда ладно, - ответила Дейзи. Эггси выдохнул.

- Хорошо, родная, - сказал он, - похоже, мы это сделаем.

Домой из ателье они поехали на такси Кингсмен. Эггси не ездил на такси уже несколько лет, у них никогда не было лишних денег, и он провёл всю поездку, размышляя о том, что это значило, что теперь он мог воспользоваться такси в любое время.

----

Эггси глубоко вдохнул, ступив на траву, задержал дыхание, пока не подошёл к первому камню, и шумно выдохнул. Казалось, он впервые за несколько дней мог нормально дышать. На ярмарке воздух был влажный и горячий, как и дома, где не было кондиционера. В мастерской было ещё хуже, с запахом масла и жжёной резины. В Кингсмен, в ателье и особняке, воздух был достаточно прохладный, но неподвижный, и ему казалось, что он в любое мгновение может разбить что-то, просто стоя там.

Здесь же дул лёгкий ветерок, ощущавшийся прохладой на коже, но постепенно нагревавшийся от солнца. Чувство было как залезть на крышу дома в шесть утра в воскресенье, почти, но не совсем. Когда Эггси посмотрел налево, то решил, что солнце поднялось чуть выше, чем в прошлый раз.

Он зашёл в круг камней, не уверенный, что именно увидит там. Но мужчина всё ещё был там, замерший в той же позе: стоя с вытянутыми руками, будто тянулся к чему-то, хоть перед ним и не было ничего кроме травы и одного из камней футах в десяти. Мистер Пиклз спал у его ног.

Эггси отвернулся и пошёл вдоль круга, выставив руку, чтобы касаться камней, проходя мимо. Возможно, в том чтобы быть камнем, был покой. Ему пришло в голову, что мужчина мог не хотеть, чтоб его разморозили. Возможно, у него были свои причины замереть так, или, может быть, это была случайность, но теперь, застряв так, он решил, что ему нравится.

Дойдя до дальней стороны круга, он не мог не остановиться, и повернулся, чтобы посмотреть мужчине в лицо. Выражение боли никуда не делось, но теперь Эггси казалось, что он рассмотрел в его выражении намёк на отвращение к себе.

- Бедняга, - тихо сказал Эггси. Нет, он не мог обманом заставить себя думать, что было хоть что-то хорошее в том, чтобы оставить его как есть. Он подошёл ближе и взял мужчину за руку. Она была холодной на ощупь, холоднее камня.

Ничего не произошло.

Затем тепло стало распространяться под ладонью. Щёки мужчины порозовели, это не был румянец, но цвета явно стало больше, чем раньше. Ветер пошевелил полы пиджака, или это он двинулся? Слабое эхо сердцебиения появилось в груди. Глаза мужчины открылись чуть шире, он, казалось, впервые мог видеть Эггси, действительно видеть. Он вдохнул.

И Эггси проснулся под звук будильника.

----

Он провёл утро сначала в саду, куда ходила Дейзи, подписывая бумаги с отказом от места и прощаясь с воспитателями. Он рассказал им подготовленную Кингсмен байку о внезапном наследстве, которое свалилось на него вместе с новой квартирой, работой и местом в другом детсаду для Дейзи. Потом отправился в мастерскую, где ребята бурно поздравили его и стали развлекать Дейзи, пока Эггси с Дейвом занимались бумагами в кабинете.

- Мне нереально жаль терять тебя, - сказал Дейв, хлопая Эггси по плечу, - но я искренне рад за тебя, Эггси. Ты отличный парень, и давно пора было, чтобы что-то хорошее произошло в твоей жизни.

На мгновение Эггси забыл как дышать. Меч в рюкзаке ощущался тяжелее некуда.

- Дай мне минуту, разберусь, сколько я тебе должен, лады? - грубо сказал Дейв.

- Не надо, - выпалил Эггси. - Ты столько для меня сделал и… ну, судя по тому, как всё складывается, мне не очень нужны эти деньги. Так что не надо.

- Дам парням бонус за твой счёт, как тебе? - сказал Дейв, и они пожали руки.

----

Эггси всё ещё было не по себе, когда они добрались до ателье. Он не смог дозвониться до Райана и Джамала (Джамал скорее всего дежурил в больнице и выключил телефон, а Райан - на складе с радио, включённым на всю), поэтому он оставил обоим сообщения о том, что будет недоступен какое-то время и позвонит им, как только сможет. Он хотел объяснить, но не знал, что именно можно было рассказать.

Спросить тоже не получилось. Как только они зашли в ателье, Дейзи отвели к мисс Илейн, а Эггси - во вторую примерочную, на этот раз для настоящей примерки.

Это были худшие четыре часа в его жизни. Его заставили стоять неподвижно целую вечность. Для человека, который привык работать в мастерской, которому приходилось весь день ходить, приседать, таскать тяжести и работать руками, это была пытка. Каждую его часть измерили (даже те части, которые, как он считал, нельзя было измерить) и оценили беспристрастным взглядом, от чего его попеременно бросало то в жар, то в холод. На его любимую куртку скривили нос, рубашку лениво отбросили в сторону, штаны отнесли в дальний угол комнаты, зажав между большим и указательным пальцами, будто портной предпочёл бы левитировать их, если бы мог.

Под конец он хотел провалиться под землю и исчезнуть, но ему пришлось потратить ещё два часа на заполнение бумаг, которые, если это возможно, были ещё более смущающими, чем примерка. Мерлин спрашивал о его родителях, медицинской истории, хобби, навыках, образовании, даже о его личной и половой жизни, хотя там рассказывать было особо нечего. У них был длинный список вопросов о том, на что он может неадекватно реагировать, включающий обыкновенные вещи вроде пауков и странные, как, например, кожа, лифты или бороды.

Позже стало ещё хуже, потому что когда Эггси решил, что с него хватит, нет, действительно, на сегодня совсем хватит, и решил забрать Дейзи, отправиться домой, приготовить ужин и лечь спать, выяснилось, что его квартира больше не его. Потому что Кингсмен взяли и перевезли все их вещи на новое место, даже не спросив.

В общем, новая квартира была вполне ничего, она располагалась в дальнем крыле особняка, там была просторная кухня, гостиная, у каждого из них была своя спальня. Стеклянные от пола до потолка двери выходили из гостиной на лужайку, которая была огорожена клумбами и декоративной изгородью. Одна сторона её была затенена деревьями. Внутри все их вещи были расставлены так же, как и в старой квартире, даже мягкие игрушки Дейзи сидели на кровати в правильном порядке. Их одежду разложили по шкафам и ящикам, а то, что было в корзине для белья, постирали. Эггси похолодел от мысли, что кто-то в Кингсмен имел дело с его грязными трусами, должно быть, с таким же выражением презрения на лица, как и давешний портной. Он нашёл в шкафу и новые вещи: рубашки, которые, он знал, не были его, несколько новых пар брюк, сложённых рядом с его джинсами, пару начищенных до блеска туфель рядом с бесценными кроссовками с крыльями.

В духовке даже была готовая запеканка, оставалось только накрыть на стол.

Если бы не весь этот произвол, Эггси был уверен, он был бы безмерно рад тому, насколько отличным оказалось это место. А так у него уже просто не оставалось сил ругаться и он удовлетворился тем, что захлопнул дверь прямо перед носом Мерлина.

----

В этот раз, когда Эггси зашёл в круг камней, мужчина стоял на коленях, протянув руку мистеру Пиклзу, который с энтузиазмом облизывал его пальцы. При звуке шагов мужчина взглянул вверх, и Эггси чуть не споткнулся на ровном месте от того, сколько эмоций было в его взгляде. Через секунду мужчина поднялся, подошёл к нему и протянул руку. Эггси пожал её на автомате, всё ещё несколько обескураженный. Ладонь у мужчины была тёплая, рукопожатие твёрдое, но не чересчур.

- Спасибо, - сказал мужчина. - Честно, я уж начал думать, что застрял так навсегда.

- Эмм, - выдавил Эггси. - Пожалуйста? Хоть я и не уверен, я ли это сделал.

- Точно ты, - сказал мужчина. - Отлично сработано. Меня удостоят чести узнать, кому я обязан?

У Эггси ушло несколько секунд на то, чтобы понять, что он имел в виду.

- О, ну да, точно, - сказал он. - Я Эггси. То есть, меня зовут Гэри, но я всегда считал, что Гэри звучит как-то старомодно, так что, - Эггси сморщил нос, и мужчина усмехнулся.

- Значит, Эггси. А я Гарри.

- Приятно познакомиться.

Какое-то время они просто смотрели друг на друга. Эггси не знал, как продолжить разговор (что можно сказать тому, кого ты только что превратил из статуи в человека?), и было ясно, что и Гарри этого не знал. В конце концов, Гарри рассмеялся чуть печально, и Эггси рефлекторно присоединился к нему.

- Присядем? - спросил Гарри, указывая на траву.

Эггси подумал, что было бы жаль оставить пятна от травы на этом костюме, его собственным штанам грязь тоже была ни к чему, но это скорее потому, что на них пятен и так хватало. Но, с другой стороны, у них не было особого выбора, где сидеть, по крайней мере день обещал быть тёплым.

- Конечно, - он пожал плечами и сел, скрестив ноги, в тени ближайшего камня, Гарри грациозно опустился рядом в ту же позу, умудрившись не навредить мистеру Пиклзу, который не отходил от него ни на шаг.

- Какого чёрта у тебя это выглядит так легко? - вырвалось у Эггси. - Проклятье, это было грубо, прости. Прости.

Гарри отмахнулся от извинений.

- Всё в порядке. Хотя я не уверен, что понял, о чём ты.

- Это не… - сказал Эггси, а затем, - ты не хочешь это выслушивать.

- Конечно же хочу, - сказал Гарри.

Эггси открыл рот сказать что-то вежливо-нейтральное, но тут словно дамбу прорвало, будто слова только и ждали часами и днями возможности вырваться наружу при виде первого более-менее добровольного слушателя.

- Я получил новую работу, так? - он достаточно себя контролировал, чтобы не упомянуть Кингсмен, но такие детали и не были важны. - Она отличная, замечательная… это настоящая возможность, первая, которую я смог получить, и уж поверь, я не преувеличиваю, почти что угодно было бы лучше перспективы проработать всю жизнь в автомастерской. Но к ней прилагается всё это… - он замолчал, подбирая слово, но, в конце концов, просто махнул на костюм Гарри и сказал, - всё это. Я убил сегодня несколько часов на примерку одного из них, часов, и в итоге, знаешь, они напялили на меня этот костюм за две штуки, и произошло только то, что я стал выглядеть как мартышка в костюме за две штуки.

Запал кончился, и он зажмурился, чтобы не видеть жалости и презрения, несомненно написанных на лице Гарри. Они знакомы сколько, меньше минуты? Может, пять, если считать то время, когда Гарри не мог двигаться или говорить. И вот он, Эггси, вывалил на него все свои сомнения, как какой-нибудь пьяный засранец в пабе выливает пиво на соседа за стойкой. Будто Гарри не о чем было беспокоиться, да мужик всего-то минуту как перестал быть статуей, ради бога ж.

Но прежде чем его засосало в пучину самобичевания, он почувствовал ладонь Гарри на своём плече.

- Дорогой мальчик, - сказал Гарри, мистер Пиклз гавкнул рядом. Эггси открыл глаза.

“Ебать, а он симпатичный”, - подумал Эггси. Так близко он мог разглядеть, что глаза Гарри были темно-карие с небольшими вкраплениями мёда.

- Дело не только в костюме, - сказал Гарри. - Я прав?

- Да, - признал Эггси. Он протянул руку к мистеру Пиклзу и начал чесать того за ушами, лишь бы не сидеть неподвижно. - Тут ещё… Они хотят, чтобы я стал во главе, говорил людям, что делать. Но я ж просто пацан из трущоб. Я ж даже говорить правильно не умею, - было в Гарри что-то, от чего Эггси было легко признаться в том, чего он больше никому бы не сказал. - Да я ж нихрена не знаю о том, как вести за собой людей. Не говоря уж о кучке старых высокородных мужиков, которые выглядят так, будто ни разу в жизни не волновались о том, где достать пожрать завтра.

- Думаю, ты себя недооцениваешь, - сказал Гарри. - В конце концов, ты уже помог одному старому высокородному мужику сегодня, не так ли?

- Боже, Гарри, ты не старый! - сказал Эггси, чувствуя как губы растягиваются в улыбке.

- Я старше, чем ты думаешь, - сказал Гарри. - Суть в том, что ты можешь быть лидером, быть джентльменом, вне зависимости от акцента. Дело не в том, где ты родился. Для этого не нужен костюм за две тысячи фунтов. Нужно быть самим собой. Как говорил Хемингуэй: “Нет ничего благородного в чувстве превосходства над другими, истинное благородство заключено в превосходстве над самим собой”, - он сжал плечо Эггси. - Я недолго тебя знаю, но мне кажется, у тебя есть потенциал. Очевидно, что твои новые наниматели тоже так считают. Вопрос в том, считаешь ли так ты сам?

Эггси сдержал рефлекторно рвущееся с языка “нет”. В конце концов, разве он уже не продемонстрировал этот самый потенциал? До появления Дейзи он был если не счастлив, то хотя бы смирился с тем, что проведёт жизнь, перебиваясь разовыми подработками, скрываясь от Дина и выпивая больше, чем стоило. Возможно, мысль поступить в морскую пехоту была первым шагом прочь из той жизни, а рождение Дейзи - вторым, огромным шагом, и мужчина, которым он был сейчас едва мог узнать мальчишку, которым он был раньше. Так кто мог сказать, что это и всё? Что это тот, кем ему суждено быть?

- Да, - сказал он. - Да, я смогу.

- Отлично, - мягко сказал Гарри, и по Эггси прокатилась волна чего-то тягучего, мерцающего и яркого. - А я помогу тебе, - продолжил Гарри. - Думаю, первым делом, разберёмся с костюмом.

----

Второй день был лучше. Когда Эггси проснулся, советы Гарри насчёт костюма были ещё свежи в памяти, так что он принял душ и надел новую одежду, не чувствуя себя так, будто вот-вот задохнётся. Новая квартира была странной, нервировала, но Дейзи вела себя как обычно, была громкой, весёлой и всё стремилась чем-нибудь заняться, а когда он зашёл на кухню, то заметил, что шкафы полны их любимой еды с аппетитно выглядящими дополнениями. Он не был горд признать, что к таким удобствам он мог быстро привыкнуть.

Он оставил Дейзи с Илейн и принялся бродить по коридорам особняка, пытаясь составить в голове план здания. Все его предыдущие передвижения проходили под чьим-то надзором, но то ли они забыли, что он не знал, что где находится, то ли Мерлин вынес урок из вчерашнего дня и решил предоставить его самому себе на какое-то время.

В особняке было на что посмотреть: он нашёл спортзал с джакузи, бассейном и любым тренажёром, какой только мог себе представить; библиотеку; крыло со спальнями, каждая следующая шикарнее предыдущей; классные комнаты с досками и письменными столами. Не говоря уже о множестве дверей с кодовыми замками, которые Эггси даже не пытался открыть. Когда он, наконец, нашёл кабинет Мерлина, они вдвоём долгое время пристально разглядывали друг друга. Эггси пытался решить, хочет ли он устроить сцену. О чём думал Мерлин, он понятия не имел.

Наконец Мерлин сказал:

- Показать тебе арсенал, парень?

Эггси усмехнулся и позволил себе сдаться:

- Мир, - сказал он, и они пожали руки.

----

Той ночью, когда он вошёл в круг камней, на Эггси был надет костюм.



Глава 4

После этого его жизнь вошла в колею, дни он проводил, изучая историю организации, информаторов, новые технологии и старые (у них были меч и Грааль, который, конечно, был потерян в девяностых, но ещё имелись и кольцо с кинжалом, у которых были свои силы). Он обучался искусству ведения боя, не с Экскалибуром, это было бы глупо, они начали с того, что Герайнт учил его, как проделывать всякую смертоносную фигню голыми руками, и обещал со временем перейти к ножам, пистолетам и тем потрясный гранатам-зажигалкам.

Ночи он проводил с Гарри, догоняя то, чему в Кингсмен не думали его учить, то, что они, наверное, считали, знал каждый. Как уверенно стоять и двигаться в костюме, как садиться, слегка поддёрнув брюки. Какие темы уместны в светских беседах ни о чём среди богатых сосунков. Какой ложкой пользоваться, как и когда расстилать салфетку, и для чего нужна странная вилка с загнутыми зубцами. Что бы ни было нужно для урока, оно всегда оказывалось у Эггси, когда он заходил в каменный круг, и в тот момент это не казалось ему странным. В общем, ничего из того, что он делал с Гарри, не казалось ему странным в процессе, он никогда не задавался вопросом, где они были, как туда попали, или почему Гарри помогал ему, хотя иногда ему становилось любопытно, когда он не спал.

Но всё же не стоит заглядывать в зубы дарёному коню, как бы ни объяснялась эта ситуация с Гарри, она была полезна. И даже стремительно становилась необходимой, потому что Эггси начал понимать, сколько он не знал о существовании в мире, где у каждого было по пятнадцать костюмов, новая машина и летний дом. Необходимой ещё и потому, что Гарри никогда не смотрел на него как на дурака, даже когда он открыто демонстрировал своё незнание. Лишь продолжал улыбаться той тёплой, уверенной, доброй улыбкой, ради которой Эггси готов был сделать что угодно.

----

Шёл десятый день, и Эггси был более чем готов дать Борсу по морде. По сути всё, что от него требовалось, это продемонстрировать, что он мог узнать людей, которых Борс поручил ему запомнить, это были спонсоры и дипломатические контакты Кингсмен. Поскольку скучнее этого занятия Эггси не мог ничего придумать, он решил подсластить пилюлю, притворяясь, что знакомит их с собой, добавляя саркастические замечания на глупые темы.

Ему казалось, что получалось очень неплохо, он занимался с Гарри прошлой ночью, выучил нюансы обращений, используя мистера Пиклза в качестве замены тех, кого он мог встретить. Теперь эти воспоминания крутились на периферии сознания, пока на мониторе одна за другой сменялись фотографии различных людей, и Эггси изо всех сил пытался подражать Гарри.

Проблема заключалась в том, что Борс всё время как бы… дёргался. Эггси замечал краем глаза то, как кривился рот Борса с одной стороны, плечи чуть поднимались и снова опускались. Эггси не мог понять почему, может, он допускал ошибки, но тогда Борсу стоило сказать что-то, а не сидеть тут и выглядеть как стервозная бабуля. Скорее всего это было просто снобство, Эггси готов был поспорить, что Борс не ожидал, что у гопника вроде него могут быть хоть какие-то манеры, а теперь ему пришлось признать факт, что Эггси, если хотел, мог справиться с этой высокосветской херней не хуже других. И также признать, что Эггси не собирался включить манеры и забыть их выключить.

Если дело было в этом, то Борс мог нахрен подавиться. Эггси уже чувствовал, что понемногу исчезал, становился какой-то версией себя, которую с трудом узнавал. Это был Гэри Анвин, уважаемый молодой человек, тянущий гласные, с прилизанными волосами и в выглаженных брюках. Но если большую часть времени ему предстояло проводить в качестве Гэри, то будь он проклят, если не будет Эггси, как только выпадет шанс.

День не задался с самого утра. Дейзи была тихой за завтраком, слишком тихой, Эггси заволновался, что она подхватила что-то, но когда он попробовал пощупать её лоб, она обиженно оттолкнула руку. Она даже не попрощалась, когда он оставил её с мисс Илейн. Он не стал докапываться, был слишком занят повторением имён, да всё пытался вспомнить, что говорил Гарри о различиях в обращении к министрам и рядовым членам парламента. Теперь же он жалел об этом, потому что никак не мог избавиться от всё растущего чувства тревоги.

“Сосредоточься”, - сказал он себе. По крайней мере он мог отвлечься на воспоминания о прошлой ночи с Гарри и мистером Пиклзом.

На экране появилась следующая фотография. Эту он узнал без проблем, в основном благодаря причёске, это была Силви Берманн, посол Франции. Ему вспомнился один из примеров из прошлой ночи.

- Господин посол, хочу вам представить моего коллегу, Эггси Анвина. Эггси, это Его Превосходительство посол Пиклз.

- Очарован встречей, господин посол, - пробормотал Эггси, протягивая руку, чтобы пожать собачью лапу.


Он повторил всё вслух, стараясь говорить более низким голосом:

- Госпожа посол, позвольте представить моего коллегу, Эггси Анвина. Эггси, это Её Превосходительство посол Франции Берманн, - и продолжил уже своим голосом. - Очарован встречей, госпожа посол. Чудесная погода, вам не кажется? Никогда до сегодняшнего дня не видел неба, настолько напоминающего задницу бабуина.

Борс снова дёрнулся, но ничего не сказал, лишь вывел на экран следующую фотографию, что значило, Эггси назвал верное имя. Это, он был уверен, был Клайв Льюис.

- А, Эггси, - непринужденно обратился Гарри, будто они только что встретились на вечеринке. - Я хотел бы познакомить тебя кое с кем. Мистер Пиклз, это мой коллега, Эггси Анвин. Эггси, это мистер Тристан Пиклз, член парламента от Тоттенхэма.

Он строго посмотрел на Эггси, когда тот залился смехом.

- Мистера Пиклза зовут Тристан? - прохрипел он.

- Ну, должно было быть у него имя, - сказал Гарри как само собой разумеющееся. - Было бы странно, если бы он был просто мистером Пиклзом, не находишь?

- Гарри, он - собака, - сказал Эггси. - Ты мог назвать его Тыковкой, и ему не нужно было бы имя в довесок к фамилии.

- Я назвал его Тристаном, в основном, чтобы действовать на нервы другу, - признал Гарри. - Его звали Тристан, и он это ненавидел. Я думал, назвать собаку Тристаном было бы забавной шуткой. В ответ М… мой друг стал называть его мистер Пиклз, и это имя как-то пристало.

Он казался задумчиво-грустным, и у Эггси ёкнуло в груди. Гарри обычно не распространялся о себе, он задавал много вопросов и давал много советов, но он предпочитал слушать истории Эггси, а не рассказывать свои. Иногда Эггси хотел спросить, но всегда находились более важные темы для разговоров, или время казалось неподходящим.

Сейчас оно тоже не было подходящим, и поэтому он проглотил вопрос, вертевшийся на языке и вместо этого сказал:

- Очень рад встрече, мистер Пиклз, - он взял собачью лапу и пожал её. Мистер Пиклз смиренно терпел все издевательства.


Борс кашлянул, и Эггси понял, что отвлёкся на воспоминания вместо того, чтобы заниматься делом.

- А, Эггси, - сказал он, снова представляя себя. - Я хотел бы познакомить тебя кое с кем. Мистер Льюис, это мой коллега, Эггси Анвин. Эггси, это мистер Клайв Льюис. Мистер Льюис - теневой госсекретарь по вопросам обороны, - он сделал паузу и продолжил в роли себя. - Очень рад встрече, мистер Льюис. Я слышал о вас так много интересного. Скажите, это правда, что однажды вас ограбил лебедь?

Борс снова дёрнулся и переключился на следующую фотографию. Эггси стал уставать от его тика, но мужественно продолжил. Следующую личность выдавал воротничок, хоть Эггси и пришлось задуматься на секунду, чтобы вспомнить, какой именно епископ перед ним.

- Вы знакомы? - сказал Гарри, начиная следующую сценку и вопросительно приподняв бровь. Эггси помотал головой, стараясь не думать о том, как всё скрутило в животе, когда Гарри посмотрел ему в глаза. - А, - продолжил Гарри, - в таком случае позвольте. Епископ Пиклз, это мой коллега, Эггси Анвин. Эггси, это епископ Пиклз, - он строго посмотрел на Эггси, которого снова одолевал смех. - Всё происходит примерно так, если предположить, что вы встречаетесь в неформальной обстановке, конечно же. Если ситуация более официальная, будь готов к тому, что все будут пользоваться полными титулами.

Эггси пожал плечами.

- Думаю всё будет скорее неформально: наладить связи и проверить, сможем ли мы вытрясти из них деньги.

- Действительно, непринуждённое общение больше подходит для сбора средств. Тебе бы не помешало обзавестись приемлемым в обществе хобби.

- Например?

- Гольф, - прямо сказал Гарри, а когда Эггси скривился, добавил, - да, я знаю, что скучно. Но без этого, боюсь, никак.


Тогда Эггси думал, что гольф - сама скучная штука во вселенной, но сейчас, сидя в комнате и пытаясь узнать политиков по фотографии, готов был передумать. Он шумно вздохнул.

- Вы знакомы? - спросил он себя и покачал головой в ответ. Если бы Борс принимал участие, могло бы быть не так ужасно. Но, с другой стороны, кто знал как Борс подходил к светской беседе. Вполне возможно, что это (и гольф) было бы потрясающим занятием в сравнении. - Позвольте мне. Епископ Батлер, это…

Распахнулась дверь.

- Слава яйцам, - сказал Эггси, решив, что Борс нужен для какого-то срочного задания, но, войдя в комнату, Рокси подошла к нему, а не к Борсу.

- Это Дейзи, - сказала она. - С ней ничего не случилось, но она плачет и мы не можем её успокоить.

Эггси ушёл, даже не взглянув на Борса.

----

Истерика длилась почти час. Поначалу Эггси не был уверен помогает его присутствие или наоборот, но, услышав слова “ты меня не любишь”, он опустился на маленький стул в детской и оставался там, пока Дейзи кричала, плакала и била его кулачками по груди. Она сказала ему, что ненавидит мисс Илейн, их новую квартиру, ненавидит рыцарей, но, что хуже всего, она сказала, что ненавидит его и больше никогда не хочет его видеть.

Под конец он и сам расплакался, прижимая её крепче к себе, и старался не надавать пустых обещаний. Когда она наконец выбилась из сил, они сидели в тишине. В конце концов, Эггси стал тихонько напевать одну из колыбельных, которую когда-то пела их мать, ту, что про красивых лошадок. Медленно-медленно руки Дейзи обвились вокруг его шеи.

Он облажался, теперь он это видел. Видел во всех подробностях. Они были здесь десять дней, и он не уделял ей время кроме ужина, редких мультиков и умывания перед сном. Раньше они всегда проводили выходные вместе в парке, музее, или играя в гостиной, если на улице было мокро. Теперь же её компания состояла только из Илейн. Она даже не могла играть с другими детьми, потому что ни у кого в Кингсмен не было детей. А Эггси так уставал под конец дня от всей административной херни, которую надо было затолкать в голову, что у него не оставалось сил для неё. Он, конечно, следил, чтобы она была накормлена, умыта и вовремя шла спать, он делал все необходимое.

Но он не давал ей себя.

- Я всё исправлю, - пообещал он тихо. - Обязательно, Дейзи, родная. У нас будет время только для нас двоих. И я найду тебе новых друзей, но выходные будут только нашими, обещаю.

Ведь какой толк от всех этих денег и положения в обществе, отличной еды и образования, и всех материальных благ, которые он мог дать ей? Какой толк от шанса спасти мир? Какой толк от всего этого, если такова была цена?

----

После этого он проследил, чтобы выходные они всегда проводили вдвоём. Он записал Дейзи в подготовительную школу неподалёку, эксклюзивное место с отличными учителями и блистательной репутацией. Первые несколько дней дались тяжело, но она быстро нашла друзей и всё пошло на лад, почти вернулось к тому, как было всегда, хотя иногда Эггси казалось, что он мог разглядеть следы настороженности в её взгляде.

Для себя он тоже кое-что изменил: начал изучать не только имена, формы отчётов и технику ближнего боя. Стал учиться тому, что казалось ему интересным: как взломать замок, как обезвредить бомбу, как прикрепить жучок на кого-то, походя прикоснувшись к плечу. Как прыгать из самолёта, как стрелять. Заводил отношения с рыцарями, узнавал их сильные и слабые стороны, ведь ему нужно было знать, кого на какое задание отправить: как сильно Бедивер любил все взрывать, а Герайнт всегда выбирал кодовые фразы из диснеевских фильмов. Никто никогда не говорил о Галахаде, а Эггси и одного раза хватило, чтобы больше не спрашивать. Он полагал, что однажды им придётся заменить его, однажды, но не сейчас, когда рана была всё ещё свежа.

Рокси, пожалуй, была самой любимой из рыцарей, не только из-за её нескончаемого терпения по отношению к Дейзи, хотя и оно оказывало своё влияние, но и потому, что у неё было отличное чувство юмора и практически нюх на то, когда ему надо было посмеяться, чтобы не заорать. Мерлин тоже оказался отличным товарищем, когда они перешагнули через вполне обоснованную кто-то-из-Кингсмен-паковал-мои-трусы паранойю Эггси и раздражение Мерлина, когда Эггси заполнял бланк словами “бла, бла, бла”, написанными размашисто до конца страницы.

Работа была интересной, ну, большая её часть. Он никогда не думал, что получит работу, где надо было бы столько думать, но ему доставляло неоспоримое удовольствие решать загадки Мерлина, выполнять задания или попадать в центр мишени пятнадцать раз подряд.

Но всё же не проходило и дня, чтобы он не чувствовал себя совершенно не на своем месте. Остальные агенты знали настолько больше него, и, что хуже, они все знали друг друга, у них были тысячи шуток и намёков, которые не были понятны больше никому, как, например, любимая кружка Мерлина, на которой была нарисована голубая лента. Может, года за три он бы тоже всё узнал, но сейчас это было невыносимо. Все рыцари были достаточно вежливы, большинство даже уважали его после того, как он продемонстрировал, что мог драться и не был болваном, но он не был их другом.

Он хотел поговорить с Райаном, Джамалом, Дейвом и ребятами из мастерской, даже поначалу брался за телефон, чтобы отправить сообщение, несколько раз в день. Иногда он даже набирал текст, но в итоге всегда откладывал телефон, так ничего и не отправив. Отчасти дело было в телефоне, технология Кингсмен, плавные привлекательные линии, в тысячу раз более дорогой, чем всё, на что он смотрел раньше, потому что каждый раз глядя на него он думал о том, насколько его жизнь теперь отличалась от их. О чём им теперь говорить? Он не мог рассказать им правду о том, чем занимался, потому что, во-первых, секретная шпионская организация, и во-вторых, кто бы ему вообще поверил?

Ему было любопытно, что бы они подумали, если бы увидели его новую шикарную квартиру и шкаф, полный модных костюмов. Решили бы они, что ему выпал шанс выбраться, и он выбрался, что они тоже воспользовались бы таким шансом, если бы им выпала подобная возможность? Или они бы решили, что он продался, оставив позади всё, что делало его им?

Даже Эггси не знал, что из этого было правдой.

А ещё был меч, чёртова хреновина никак не желала заткнуться, всё шептала и шептала, был ли он в той же комнате или дальше по коридору, но он до сих пор не мог разобрать слов. Он стал оставлять его на шкафу в спальне, в основном из вредности, хотя и не знал, было ли мечу до этого дело, пока он время от времени возвращался. Каждую ночь, прежде чем лечь в кровать, он клал руку на эфес на несколько минут, стараясь услышать. Ему было любопытно, даст ли ему однажды меч цель, квест. Или хотя бы скажет, что он должен был делать здесь, кроме как учить двадцать семь способов убить кого-то и пятьдесят восемь разных бланков, которые придётся заполнить после.

Он ничего не мог поделать с мыслями о том, что всё было бы по-другому, если бы его сначала взяли на место рыцаря. Было легко представить, как его взяли бы из морской пехоты, заметив потенциал, подвергли всевозможным испытаниям и тестам, пока он не доказал бы, что может справиться со всем, что даст ему Кингсмен. Легко было представить, как каждый рыцарь по очереди берет его под крыло, делится накопленной мудростью. Легко было представить, как он бы продвигался по карьерной лестнице, проявляя себя задание за заданием. Со временем он мог бы стать Артуром. Ему, возможно, даже понравилось бы, если бы он дошёл до этого долгой дорогой.

Что помогало ему двигаться вперёд, так это ночи с Гарри. После того, как они справились с основами джентльменства, Гарри начал обучать его более весёлым вещам. Как смешивать напитки, как их заказывать, как выглядеть опьяневшим, не выпив при этом много. Как танцевать бальные танцы и как избегать их. Иногда они просто лежали в траве, Гарри в костюме, а Эггси в спортивных штанах и футболке, смотрели на стоявшие вокруг камни, грелись в свете солнца, которое поднималось чуть выше каждую ночь. Иногда они бросали мяч мистеру Пиклзу (Эггси нравилось придумывать новые необычные собачьи игрушки) или готовили друг другу коктейли, Гарри говорил, что это хорошая практика.

Это было единственное время, когда Эггси казалось, что он мог быть собой. В Кингсмен на него давила необходимость проявить себя, доказать, что меч не ошибся, что он не был безответственным мальчишкой. Что он мог возглавлять их. Даже с Дейзи он старался показывать свою лучшую сторону, особенно теперь; старший брат, который каждый вечер мыл посуду, вовремя оплачивал счета и ел все овощи без уговоров, хотя больше всего ему хотелось провести пару часов перед телевизором с пиццей и пивом.

С Гарри ничего из этого не имело значения. Даже в том, как он учил Эггси быть джентльменом, поправлял то, как он держал вилку, как произносил некоторые слова, чувствовалась симпатия. Возможно, это всё потому, что Эггси сделал что-то хорошее, правильное в самом начале их дружбы, и это задало тон всему, что происходило после. Что бы это ни было, Эггси нравилось, он рассчитывал на это, чтобы дожить до конца дня, на мысль, что в конце он снова увидит Гарри.

Он до сих пор не знал, откуда появился Гарри, кем он был, или даже чем он был. Иногда он думал, что Гарри - воплощение Экскалибура, потому что “старше, чем ты думаешь” плюс “существовал в воображении Эггси” плюс “был неподвижен, пока Эггси не коснулся его” стало звучать подозрительно похоже на “волшебный меч, вынутый из камня”. Но ведь был мистер Пиклз, и Эггси никак не мог вписать его никуда. Зачем мечу собака? А с другой стороны, почему у меча не может быть собаки, если ему вдруг захочется?

Обычно, когда Эггси задумывался о подобном, то заставлял себя остановиться. Потому что если бы он думал еще больше, то пришлось бы признать, что он начинал влюбляться в Гарри, в его ненавязчивую поддержку, добрые глаза и лукавый юмор. Влюбляться в то, как на щеках появлялись ямочки, когда он улыбался, как завивались волосы слева, как его задница выглядела просто потрясающе в этом костюме.

И если бы он думал об этом больше, то пришлось бы признать, что влюбиться в ментальное воплощение меча было бы совершенной катастрофой, возможно, самой нелепой катастрофой в истории абсурдных и ужасных катастроф Эггси. И он ничего не мог с этим поделать.



Продолжение в комментах

Вопрос: Печеньку трудившимся
1. <3  26  (100%)
Всего: 26

@темы: перевод, pg-13, Roxy Morton, Merlin, (Galahad) Harry Hart, (Eggsy) Gary Unwin

Комментарии
2017-07-06 в 05:04 

дашустрик
Глава 5.1

2017-07-06 в 05:05 

дашустрик
Глава 5.2

2017-07-06 в 05:07 

дашустрик
Глава 6.1

2017-07-06 в 05:07 

дашустрик
Глава 6.2

Примечания

2017-07-06 в 05:08 

дашустрик
Глава 7.1

2017-07-06 в 05:09 

дашустрик
Глава 7.2

2017-07-06 в 05:09 

дашустрик
Глава 8.1

2017-07-06 в 05:11 

дашустрик
Глава 8.2

Примечания

2017-07-06 в 05:11 

дашустрик
Глава 9.1

2017-07-06 в 05:12 

дашустрик
Глава 9.2

2017-07-06 в 05:13 

дашустрик
Глава 10.1

2017-07-06 в 05:14 

дашустрик
Глава 10.2

2017-07-06 в 12:05 

Arli_n_di
Будь верен своему ОТП ))
потрясающе

2017-07-09 в 19:35 

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
:love:

2017-07-09 в 19:35 

Инь Ян
Это ниже моего достоинства, выше моего понимания, и вне моей компетенции.
:love:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

kingsman

главная